Электронная библиотека

TeatriKonibodom.tj

Садриддин Айни. Смерть ростовщика

Несколько слов о повести «Смерть ростовщика»

Закончив «Смерть ростовщика» в 1936 году, я поставил эту повесть на широкое обсуждение в Союзе советских писателей Таджикистана.

Нужно заметить, что «Смерть ростовщика» была первым произведением, которое, по предложению редактора, было обсуждено Союзом советских писателей Таджикистана еще до издания.

Замечания, которые были сделаны во время обсуждения, я учел и только после того, как повесть была снова переработана, передал ее в издательство.

Повесть эта много раз издавалась как на таджикском, так и на русском языке и получила высокую оценку советских читателей. Критики в своих статьях не отметили каких-либо существенных недостатков.

Однако уже после первого таджикского издания, перечитывая повесть, я нашел в ней пробел. Народ мало участвует в событиях, о которых говорится в книге. В произведении был полно раскрыт образ ростовщика Кори Ишкамбы, показаны как общие черты ростовщиков, так и индивидуальные черты Кори Ишкамбы, обрисованы его отношения с должниками — мелкими торговцами; однако методы, способы, к каким прибегал Ишкамба для обмана трудящихся, в особенности дехкан, оставались не раскрытыми на конкретных примерах.

В те времена городские ростовщики и среди них Кори Ишкамба (он был реальным историческим лицом) грабили и трудовое крестьянство, иногда сами непосредственно, иногда — через ростовщиков-землевладельцев.

Осталась нераскрытой и еще одна весьма характерная черта. Как раз в то время, когда Кори Ишкамба расширял свои операции, финансовая буржуазия царской России в Бухаре и во всей Средней Азии открывала банки. В качестве долгового документа получил распространение вексель. Запродажные, оформляемые, в канцелярии казия, в среде местных капиталистов теряли былую популярность.

Вексель оказался более удобным: денежные операции, которые оформлялись казийскими документами, при своем завершении нередко тормозились встречными исками. Казии и их представители, а также представители мусульманского законоведения — муфтии, часто затевали волокиту, извлекая из этого барыш. Крупные купцы и ростовщики понапрасну тратили время на тяжбу. Поэтому в отношениях как между собой, так и с другими они охотно приняли вексельную систему. Ведь нельзя было оспорить вексель в казийском суде.

Вексели были двух родов: срочный и бессрочный. В срочном векселе указывалась дата уплаты долга; в случае несвоевременного погашения векселя имущество должника продавалось с торгов. В бессрочном векселе день погашения долга не указывался, кредитор в любой день мог взыскать с должника всю сумму долга.

Вот эта-то особенность бессрочного векселя, называвшегося тогда в Бухаре «белым векселем», и служила в руках ростовщиков острым ножом. Они сдирали им шкуру с неграмотных дехкан.

Какой-нибудь ростовщик, одолжив дехкану двести рублей, приплюсовывая проценты за год, брал у дехкана вексель на триста рублей.

На словах договорившись предоставить ссуду на год, ростовщик опротестовывал вексель через неделю, месяц ли, в лучшем случае, через два месяца. При помощи судебного исполнителя он получал с одураченного дехкана и сумму долга и проценты за год. Если дехкан не хотел или не мог уплатить, судебный исполнитель, при поддержке служителей казия, устраивал аукцион и, продав имущество дехкана с торгов, получил сумму, указанную в векселе.

Злоупотребления при сделках с векселями были обычными явлениями во всех царских колониях, но наиболее злостными, безжалостными и жестокими они были в эмирской Бухаре и ее областях. Царское правительство предоставило управление этой колонией эмиру и его чиновникам, а они, в тех областях, на которые распространялась их власть, не применяли законов, ограничивающих злоупотребления, притеснения и несправедливости. Впрочем, правительственные эмирские учреждения действовали вообще без всяких правил и законов.

На вексель бухарские правители смотрели не только как на денежный документ, но и как «на императорский каприз», внушали народу, что этот документ требует особого к себе почтения. Если какой-нибудь дехканин возмущался и протестовал против взыскания по «белому векселю» годовых процентов на всю сумму долга через какую-нибудь неделю, то его после взыскания с него вышеописанным способом указанной в векселе суммы избивали и сажали в тюрьму за оскорбление «приказа его императорского величества».